Logo
   «Адвокаты при всех обстоятельствах должны сохранять честь и достоинство, присущие их профессии, как ответственные сотрудники в области отправления правосудия».
   «Основные принципы, касающиеся роли адвокатов» (ст. 12), приняты VIII Конгрессом ООН, Гавана, 27.08-7.09.1990
Телефон для консультаций:
(925) 589-02-95
 

Нарушение прав «добросовестных наследников» по закону, принявших наследство в установленные сроки, в связи с неправильным применением законодательства о наследстве.

 

Введение.

21 апреля 2003 года постановлением № 6 Конституционного суда РФ была подтверждена невозможность изъятия вещи в порядке реституции (восстановление первоначального правового положения) у лица, отвечающего установленным в статье 302 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее - ГК РФ) требованиям. Также  суд сделал вывод о том, что защита прав собственника, не являющегося стороной по сделке, возможна лишь путем удовлетворения виндикационного иска, если для этого имеются предусмотренные статьей 302 ГК РФ основания, которые дают право истребовать имущество и у добросовестного приобретателя (безвозмездность приобретения имущества добросовестным приобретателем, выбытие имущества из владения собственника помимо его воли и др.).

Таким образом, понятие «добросовестный приобретатель», ранее установленное ГК РФ, в Постановлении Конституционного суда РФ получило более широкое толкование, а возможности защиты права собственности добросовестного приобретателя были расширены.

Столкнувшись с несправедливостью при рассмотрении наследственного спора, по делу о восстановлении пропущенного срока для принятия наследства (гражданское дело  2-202/10, рассматривалось Тушинским районным судом г. Москвы)[1], автор настоящей статьи, участвовавший в деле в качестве представителя одной из сторон, считает необходимым затронуть тему несовершенства действующего гражданского законодательства в области защиты прав наследников по закону, принявших наследство в установленные сроки.  Таких наследников по закону, принявших наследство в установленные сроки, по аналогии с добросовестными приобретателями следует признавать добросовестными наследниками по отношению к другим наследникам – пропустившим такие сроки без уважительной причины.

Итак, уважаемые читатели, представьте себе ситуацию, умирает наследодатель. После его смерти открывается наследство. О смерти, то есть о времени открытия наследства, знают все родственники и близкие друзья умершего. Наследником становится единственный сын наследодателя, наследник по закону первой очереди. Никаких завещаний не осталось, а поиском документов, в которых могла бы быть выражена последняя воля Завещателя, никто из наследников последующих очередей не занимался.

            Единственный наследник по закону принял наследство (в которое входили: квартира, земельный участок с загородным домом и денежные средства), и оформил право собственности на указанное имущество. Прошло более четырех лет с момента открытия наследства. Квартира, доставшаяся по наследству, продана. Загородной дом отремонтирован, перестроен,  в связи с чем его стоимость увеличилась; в указанном доме проживает семья наследника по закону. Денежные средства (часть наследства) потрачены полностью. Вдруг, появляется наследник по завещанию и сообщает, что он, хоть и знал об открытии наследства, но только месяц назад узнал о наличии завещания, нашел этот документ и желает восстановить пропущенный срок для принятия наследства.

            Действующая судебная практика (гражданское дело 2-202/10) встает на защиту такого наследника по завещанию, который не знал о наличии завещания и не искал его в сроки установленные для принятия наследства, но обратился за восстановлением пропущенного срока по истечении таких сроков.  Конституционный Суд РФ, в свою очередь, так же признал, что положения части 1 статьи 1155 ГК РФ соответствуют Конституции РФ (Определение Конституционного суда РФ № 1081-О-О от 22 сентября 2011 года Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Загулина Александра Юрьевича на нарушение его конституционных прав абзацем первым пункта 1 статьи 1155 Гражданского кодекса Российской Федерации[2]). Следовательно, если закон в порядке, а нормы статьи 1155 ГК РФ не противоречат Конституции РФ, то возникают вопросы, на которые должны быть получены правильные ответы:

1) Справедливо ли лишать имущества наследника по закону, который принял наследство в сроки, установленные законом, добросовестно владел, пользовался и распоряжался им, и передать указанное имущество новому наследнику, который, зная о времени открытия наследства, не совершал какие-либо действия свидетельствующие о принятии наследства и розыске завещания, а после истечения сроков для принятия наследства и восстановления срока для принятия наследства обратился с заявлением о восстановлении такого срока?

2) Вправе ли Суд признавать уважительной причиной пропуска срока для принятия наследства тот факт, что наследник по завещанию, знавший о месте и времени открытия наследства (смерти наследодателя) не принял наследство в установленные сроки, и обратился в суд только после обнаружения завещания?

3) Можно ли истребовать (отобрать) имущество у собственника - добросовестного наследника по закону, ели наследник по завещанию, пропустивший срок для принятия наследства, обратился в суд по истечении установленного законом срока, - через три,  десять, двадцать и более лет?

 

1. Принятие наследства

Из положений ч. 1 статьи 1152 ГК РФ следует, что для приобретения наследства, наследник должен его принять. Принять наследство можно только в установленные законом сроки, пропуск которых влечет для наследника утрату права наследования, а именно приобретения наследственного имущества, оформления прав на него, в том числе и права собственности.

 В соответствии с частью 1 статьи 1154 ГК РФ наследство может быть принято в течение шести месяцев со дня открытия наследства. То есть, наследственное имущество должно быть принято в течение шести месяцев со дня смерти наследодателя

            В соответствии с частью 1 статьи 1155 ГК РФ по заявлению наследника, пропустившего срок, установленный для принятия наследства (статья 1154), суд может восстановить этот срок и признать наследника принявшим наследство, если наследник не знал и не должен был знать об открытии наследства или пропустил этот срок по другим уважительным причинам и при условии, что наследник, пропустивший срок, установленный для принятия наследства, обратился в суд в течение шести месяцев после того, как причины пропуска этого срока отпали.

            Не надо обладать юридическими знаниями, чтобы правильно истолковать выше указанную статью. Срок может быть восстановлен только для такого наследника, пропустившего срок, который не знал и мог узнать о времени открытия наследства. Иные уважительные причины пропуска срока наследником должны приниматься только в том случае, если он не мог знать о смерти наследодателя в силу обстоятельств, не зависящих от воли наследника.

К сожалению, сложившаяся судебная практика по делам о восстановлении срока для принятия наследства является «однобокой». Суды считают, что срок для принятия наследства должен восстанавливаться с того момента, когда наследник узнал о наличии наследственного имущества, существовании завещания или  при наличии других фактов, независимо от того, сколько прошло времени со дня открытия наследства. Но почему? Такая позиция является неверной, несправедливой и нарушающей права лица, вступившего в наследство по закону.

            Из положений статьи 1113 и части 1 статьи 1114  ГК РФ следует, что наследство открывается со смертью гражданина – в день смерти гражданина, а не в тот день, когда наследник узнает о наличии завещания. В законе прямо написано – шесть месяцев со дня открытия наследства. В соответствии со статьей 1113 ГК РФ Наследство открывается со смертью гражданина. Объявление судом гражданина умершим влечет за собой те же правовые последствия, что и смерть гражданина.

Следовательно, наследник (заинтересованное лицо) должен обратиться к нотариусу с заявлением о принятии наследства в течение шести месяцев, начиная со дня смерти наследодателя. Либо такой наследник должен принять наследство фактически – способами, перечисленными в ч. 2 статьи 1153 ГК РФ[3].

Таким образом, положения стати 1154 и части 1 статьи 1155 ГК РФ не относят время (день) появления завещания (момент, когда наследник узнал о наличии завещания) к числу уважительных причин для восстановления срока для принятия наследства. А суд в силу разумности и справедливости не должен делать таких выводов. Иначе каждый наследник по закону, принявший наследство, при наличии наследников других очередей, должен жить в страхе и ожидании, что может объявиться наследник по завещанию и оспорить право собственности лица на имущество, получившего его в порядке наследования по закону.

 

2. Добросовестный наследник.

Положения статей 1154 и 1155 ГК РФ, устанавливающие срок для принятия наследства и срок для восстановления срока для принятия наследства, были установлены законодателем с целью охраны наследственного имущества и защиты прав добросовестных  наследников.  

Под добросовестным наследником, автор  предлагает понимать такого наследника, который не пропустил 6-месячный  срок для  принятия наследства, начинающий течь со дня открытия наследства (смерти наследодателя), либо пропустил такой срок по уважительным причинам (например, нахождение на лечении/в тяжелом состоянии в  больнице, участие в боевых действиях, нахождение в длительной командировке и т.п.). То есть, уважительные причины – должны свидетельствовать о том, что наследник не знал о смерти наследодателя. Не знал и не мог знать об открытии наследства по причинам не зависящим от своей воли. Отсутствие у предполагаемого  наследника сведений о наличии завещания или наследственного имущества – не может являться уважительной причиной пропуска срока для принятия наследства, поскольку розыск завещания и наследственного имущества являются действиями следующими после принятия наследства, вытекающими из факта – желания принять наследство и оспорить право иных лиц, претендующих на него. То есть, действия наследника, направленные на принятие наследства и розыск завещания и наследственного имущества должны быть последовательны. Принятие наследства первично, розыск – вторично.

            Наследник, фактически принявший наследство в порядке ч. 2  ст. 1153 ГК РФ, бесспорно, признается добросовестным наследником. Поэтому он не нуждается в доказывании времени принятия наследства.

Так, в случае отсутствия наследников по закону других очередей или наследников по завещанию, наследник по закону принимает наследство и становится его собственником (несет бремя содержания имущества, пользуется и распоряжается им, оплачивает долги наследодателя и совершает другие действия). Такой наследник «добросовестно» владеет, пользуется и распоряжается имуществом, приобретенным в порядке наследования, не опасаясь того, что через год, два или десять лет (по истечении сроков, установленных статьями 1154 и 1155 ГК РФ) объявится  «недобросовестный» наследник (знавший об открытии наследства и наличии наследственного имущества, не заявивший свои права на него) с требованием о восстановлении срока для принятия наследства и признании прав на него.

Например: сын (наследник первой очереди по закону) похоронил своего отца, но не вступал в наследство, поскольку не считал это необходимым – «просто наплевал». Вместо сына наследство принимает наследник второй очереди по закону. Через десять лет сын предъявляет завещание, и начинает оспаривать права наследника второй очереди, ссылаясь на то, что не знал о наличии завещания или наследственного имущества.

Такой наследник является «недобросовестным» по тем основаниям, что: зная об открытии наследства (смерти наследодателя) и наличии наследственного  имущества, он не воспользовался своим правом принять наследство в сроки, установленные законом (шесть  месяцев для принятия и шесть месяцев для восстановления срока в судебном порядке). В случае принятия наследства в установленные сроки, такой наследник по завещанию считается принявшим наследство, и может заниматься оформлением прав на него и через десять или двадцать лет. И никто не сможет оспорить его права на наследственное имущество.

С целью защиты добросовестных наследников по закону от таких ситуаций и от требований «недобросовестных» наследников законодатель установил положения статьи 1154 и части 1 статьи 1155 ГК РФ, строго устанавливающие предельные сроки для принятия наследства и восстановления срока для принятия наследства.

Поскольку каждый суд при рассмотрении дел о восстановлении срока для принятия наследства трактует положения части 1 статьи 1155 ГК РФ по разному, постольку не существует единой судебной практики, из которой бы следовало, что - восстановление срока для принятия наследства, возможно только в пределах установленных сроков, а именно: шесть месяцев (у нотариуса) и шесть месяцев (в судебном порядке), что составляет один год.

Автор настоящей статьи придерживается мнения, что этот срок не может быть более одного года, за исключением случаев пропуска срока по уважительным причинам, к которым можно отнести такие случаи, как:

- наличие у наследника тяжелого заболевания, нахождение в больнице (кома, перенесение тяжелой операции и т.п.);

- нахождение в длительной командировке в отдаленных местах/уголках планеты без возможности связи/общения с внешним миром (экспедиции и т.п.);

- нахождение на службе в вооруженных силах (как в мирное, так  и в военное время);

- недееспособность лица (несовершеннолетние и ограниченные в дееспособности лица, за которых наследство не приняли законные представители или опекуны/попечители и т.п.)

- иные случаи, признанные судом уважительными причинами, при условии «добросовестности» наследника.

Заключение.

Таким образом, на все три вопроса, поставленных в начале настоящей статьи, может быть только один ответ – нет. В тех случаях, когда имущественные права на наследство, возникшие на предусмотренных законом основаниях, имеют другие, помимо наследника по завещанию, лица – наследники по закону, этим лицам также должна быть гарантирована государственная защита их прав.

В силу статей 15 (часть 2), 17 (часть 3), 19 (части 1 и 2), 35 (часть 4), 55 (части 1 и 3) Конституции Российской Федерации и исходя из общеправового принципа справедливости защита права собственности и иных вещных прав должна осуществляться так, чтобы был обеспечен баланс прав и законных интересов всех участников гражданского оборота, в том числе наследников по закону и наследников по завещанию. При этом возможность восстановления пропущенного срока для принятия наследства должна отвечать требованиям справедливости, быть адекватной, носить общий и абстрактный характер, не иметь обратной силы и не затрагивать существо данных конституционных прав, т.е. не ограничивать пределы и применение основного содержания соответствующих конституционных норм. Сама же возможность восстановления срока  должна обусловливаться необходимостью защиты конституционно значимых ценностей, а именно основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц.

Данное положение корреспондирует Конвенции о защите прав человека и основных свобод, в соответствии с которой право каждого физического лица на уважение принадлежащей ему собственности и ее защиту (и вытекающая из этого свобода пользования имуществом) не ущемляет право государства обеспечивать выполнение таких законов, какие ему представляются необходимыми для осуществления контроля за использованием собственности в соответствии с общими интересами (статья 1 Протокола N 1 в редакции Протокола N 11).

Поэтому, осуществляя в соответствии со статьями 71 (пункты "в" и "о") и 76 Конституции Российской Федерации регулирование оснований возникновения и прекращения права собственности законодатель должен предусматривать такие способы и механизмы реализации имущественных прав, которые обеспечивали бы защиту не только наследникам по завещанию, но и добросовестным наследникам по закону.

В противном случае для широкого круга добросовестных наследников по закону, проявляющих при принятии наследства добрую волю, соблюдающих установленные сроки для принятия наследства, будет существовать риск неправомерной утраты имущества, которое может быть отобрано у них в порядке – восстановления срока для принятия наследства иному лицу, наследнику по завещанию, пропустившему установленный срок без уважительных причин.

Подобная незащищенность вступает в противоречие с конституционными принципами гарантированности права наследования, дестабилизирует гражданский оборот, подрывает доверие его участников друг к другу, что несовместимо с основами конституционного строя Российской Федерации как правового государства, в котором человек, его права и свободы являются высшей ценностью, а их признание, соблюдение и защита - обязанность государства.

Согласно Гражданскому кодексу Российской Федерации лицо, полагающее, что его наследственные права нарушены, может обратиться за защитой нарушенного права в суд. Между тем, нормы, закрепляющие указанные способы защиты нарушенных прав, в том числе статьи 1154 и 1155 ГК Российской Федерации, истолковываются и применяются судами общей юрисдикции неоднозначно, противоречиво, что приводит к коллизии конституционных прав, которые реализуются на их основе наследником по завещанию и добросовестным  наследником по закону.

Из статьи 120 (часть 2) Конституции Российской Федерации во взаимосвязи с ее статьями 76 (части 3, 5 и 6), 118, 125, 126 и 127 следует, что суды общей юрисдикции самостоятельно решают, как применять нормы части 1 статьи 1155 ГК РФ в каждом конкретном деле. Вместе с тем в судебной практике должно обеспечиваться единое истолкование подлежащих применению нормативных положений.

Возможно, что единственным выходом для правильного толкования этих норм является конкретное закрепление в законе случаев (оснований), которые должны признаваться уважительными причинами для восстановления срока для принятия наследства в судебном порядке либо должно быть принято соответствующее постановление Пленума Верховного суда РФ о практике рассмотрения наследственных дела, в котором должно быть закреплено понятие «добросовестный наследник» либо расширено толкование части 1 статьи 1155 ГК РФ, с целью охраны права собственности наследников по закону, принявших наследство в установленные сроки.

 

Евгений Сидоров, адвокат



[1] 29 сентября 2010 года Решением Тушинского районного суда г. Москвы (дело 2-202/10)исковые требования Чистякова Г.С. к Загулину А.Ю. о восстановлении срока для принятия наследства, признании наследника принявшим наследство – были удовлетворены.

14 декабря 2010 года Определением Судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда Решение Суда первой инстанции было оставлено без изменения, кассационная жалоба – без удовлетворения.

22 апреля 2011 года Определением Судьи Московского городского суда Кучерявенко А.А. в передаче надзорной жалобы  на решение Тушинского районного суда г. Москвы и определение Судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда для рассмотрения в судебном заседании надзорной инстанции было отказано.

06 июня 2011 года Определением судьи Верховного суда РФ Харлановым А.В. было отказано в передаче надзорной жалобы длят рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегией по гражданским делам Верховного Суда РФ.

 

[2] Из Постановления КС РФ № 1081-О-О от 22 сентября 2011 года:

Согласно абзацу первому пункта 1 статьи 1155 ГК Российской Федерации по заявлению наследника, пропустившего срок, установленный для принятия наследства (статья 1154), суд может восстановить этот срок и признать наследника принявшим наследство, если наследник не знал и не должен был знать об открытии наследства или пропустил этот срок по другим уважительным причинам и при условии, что наследник, пропустивший срок, установленный для принятия наследства, обратился в суд в течение шести месяцев после того, как причины пропуска этого срока отпали.

Такое правовое регулирование, наделяющее суд необходимыми для осуществления правосудия дискреционными полномочиями по определению того, являются ли причины пропуска наследником срока для принятия наследства уважительными, исходя из фактических обстоятельств дела, направлено на защиту прав граждан при наследовании, а также обеспечение баланса публичных и частных интересов и в качестве такового служит реализации предписаний статей 17 (часть 3), 35 и 55 (часть 3) Конституции Российской Федерации.

Таким образом, абзац первый пункта 1 статьи 1155 ГК Российской Федерации не может рассматриваться как нарушающий какие-либо конституционные права и свободы заявителя.

 Оценка же того, истек ли срок на принятие наследства, а также были ли причины пропуска этого срока наследником уважительными, связана с установлением и исследованием фактических обстоятельств конкретного дела и к компетенции Конституционного Суда Российской Федерации, установленной статьей 125 Конституции Российской Федерации и статьей 3 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации", не относится.

 

 

[3] Часть 2 статьи 1153 ГК РФ:

Признается, пока не доказано иное, что наследник принял наследство, если он совершил действия, свидетельствующие о фактическом принятии наследства, в частности если наследник:

вступил во владение или в управление наследственным имуществом;

принял меры по сохранению наследственного имущества, защите его от посягательств или притязаний третьих лиц;

произвел за свой счет расходы на содержание наследственного имущества;

оплатил за свой счет долги наследодателя или получил от третьих лиц причитавшиеся наследодателю денежные средства.

 

 

 

Мы находимся
по адресу:

115088, г. Москва, улица Угрешская, дом 14, строение 2, офис 312
Контакты
 
Разработка сайта:
Телефон:   (925) 589-02-95